вход на сайт

Имя пользователя :
Пароль :

Восстановление пароля Регистрация

ДОЛГО, МОЛЧА ОТСТУПАЛИ...

Опубликовано: 13.01.2019

Таким образом, «Единая Россия» везде может праздновать «безоговорочную победу». А неудача КПРФ еще более очевидна. 

На федеральном уровне коммунистам все же удалось сохранить второе общепартийное место с очень незначительным перевесом. На региональных же выборах у КПРФ лишь 12 вторых мест, тогда как на прошлых, состоявшихся главным образом в 2011 году, их было 24. ЛДПР, которая пять лет назад была третья-четвертая, ныне получила второй результат по партспискам в 20 из 39 региональных заксобраний. 

В региональных же законодательных собраниях «Единая Россия» и так имела то самое подавляющее большинство, которое сохранила. Почти все они уже давно избираются наполовину по одномандатным округам. Именно поэтому, получая менее 50% (а то и менее 40%) по партспискам, «Единая Россия» полностью доминирует. Поначалу как раз через одномандатные округа в парламент имели возможность пройти яркие политические фигуры, неудобные для власти. Потому от одномандатных округов в Госдуму на долгое время и отказались. Когда же власти освоили механизм практически стопроцентного протаскивания своих на местах, они применили его и на парламентских выборах. 

КПРФ пока не может найти действенных способов защиты своих голосов – и особенно в одномандатных округах. Это проблема даже для тех партийных организаций КПРФ, которые в целом действуют успешно. Наилучший результат в эту избирательную кампанию КПРФ показала в Омской области. На выборах в Госдуму она получила около 26%, а в областное законодательное собрание – 29,48%. Это на 3% больше, чем в 2011 году. 

Между тем, как показывают итоги нынешней кампании, труднее всего сохранить именно высокие результаты. Граждане воспринимают их как некий аванс оппозиции. А как оппозиция может изменить жизнь к лучшему, если, например, в прошлом созыве Омского областного законодательного собрания «ЕР», набравшая менее 39%, имела 27 депутатов из 44, а КПРФ – только десять? То есть абсолютное большинство – благодаря все тем же одномандатникам. 

Теперь у «ЕР» процентов даже меньше, а депутатов больше. А у КПРФ фракция, наоборот, сократится до 7. «Единая Россия» сумела с помощью грязных технологий не дать пройти в законодательное собрание ни одному коммунисту-одномандатнику. 

На пресс-конференции лидер омских коммунистов Александр Кравец обратил внимание, что практически на всех одномандатных округах «Единая Россия» выставляла частных владельцев или представителей крупного бизнеса, олигархов местного разлива, таковыми являются и два победивших самовыдвиженца. То есть к привычному административному ресурсу партии власти добавляется еще и коммерческий. 

Судя по деловому настрою омских коммунистов, они на этом направлении отступать не собираются. Тем более опыт побеждать в одномандатных округах, несмотря на все фальсификации, здесь имеется. Напомним, что одним из семи победивших на выборах в Госдуму коммунистов-одномандатников стал Олег Смолин. Когда активная и эффективная работа конкретного кандидата сочетается с такой же отлаженной работой партийной организации, их усилия умножаются. А это неизбежно сказывается на результатах. Даже в тех случаях, когда конкретного одномандатника путем фальсификаций удается лишить победы. Так, КПРФ традиционно показывает хорошие результаты в городе (и в этот раз победила «ЕР» во всех городских округах Омска, кроме одного, где голосуют военнослужащие-срочники). Но благодаря усилиям кандидатов-одномандатников значительно усилились позиции КПРФ и в ряде сельских районов. 

В таких условиях, когда о демократии и соблюдении закона, по сути, нет и речи, оппозиционной партии необходимо сохранять лицо, не отступаться от принципов, не заниматься соглашательством – вроде бы даже тактически выгодным. После выборов, на которых омская власть протаскивала олигархов, об идее социального партнерства можно забыть, убеждены в КПРФ. Но, в отличие от всех других партий, омские коммунисты постоянно разоблачали блеф такого «партнерства». Потому и удержали свой авторитет. 

Представляется, что как раз такое «тактическое сотрудничество» с местными властями сказалось в первую очередь на провальных результатах КПРФ в Московской области. На выборах в Московскую областную думу 2011 года КПРФ получила более 27% (всего 6% уступив «ЕР»), провела несколько одномандатников и имела фракцию в 11 депутатов (из 50). По итогам нынешних выборов – менее 16%, ни одной победы в одномандатных округах и всего 4 мандата. В одномандатных округах партия власти вела себя прямо-таки вероломно. По предварительным данным, по Лыткаринскому округу №10 победу одерживал коммунист Павел Грудинин, но в последний момент протащили единоросса. 

Наталья Еремейцева, баллотировавшаяся по Щелковскому округу (в Государственную думу) и почти в полтора раза обходившая кандидата от ЛДПР (здесь именно ЛДПР стала вывеской для партии власти) «вдруг» оказалась позади. Нарушений в округе море. Но ведь против по-настоящему активного и авторитетного политика-коммуниста власть развернула боевую операцию загодя и… руками как раз тех местных функционеров от КПРФ, которые придерживались стратегии «социального партнерства» с партией власти. Избиратель Подмосковья очень явно продемонстрировал: он готов поддерживать КПРФ только как последовательно оппозиционную силу. Самой же власти в качестве «партнера» сгодится ЛДПР. 

Серьезно «просела» КПРФ в Кировской области – менее 15%, почти на 8% меньше, чем на прошлых выборах. И 4 депутата из 54 вместо 7. Здесь опять-таки дело, скорее, не в численности (и в прошлом, и в нынешнем составе заксобрания абсолютное большинство у «ЕР» – за счет 26 из 27 одномандатников), а в ударе по авторитету коммунистов. Почему так случилось? Вероятно, партийная организация не учла резко изменившуюся уже в разгар избирательной кампании ситуацию. Власть использовала арест прежнего губернатора – «либерала» Никиты Белых как мощный предвыборный ход, эксплуатируя надежды избирателей на перемены, борьбу с коррупцией и т.п. Врио губернатора Игорь Васильев пока воспринимается многими «на новенького», он как бы не отвечает за грехи прежней власти. Вообще, Кировская область, очевидно, именно в свете ситуации с Белых, была под особо пристальным вниманием «федерального центра», здесь власть, изучившая все слабые места и болевые точки, прилагала особые усилия для демонстрации своей успешности и безальтернативности. Количество нарушений (подкупы, массовая порча бюллетеней, голосование под давлением т.п.) было рекордно велико для Кировской области. 

Изменения во власти могут привести и к обратному, если ими умело пользоваться. Так произошло в Астраханской области, еще одном регионе, где КПРФ получила лучший результат, чем на прошлых выборах, – 17,28%. Это, пожалуй, единственный регион, где три парламентские партии прибавили, а «ЕР» потеряла 10%. Губернаторствует здесь бессменный с 2004 года Александр Жилкин. Он очень поспособствовал избранию в 2012 году мэром Михаила Столярова, соперником которого был «эсер» Олег Шеин. Область, и в первую очередь Астрахань, превратилась в зону сплошных фальсификаций. За честные выборы тогда развернулась настоящая битва, Олег Шеин держал голодовку, его поддерживали «Справедливая Россия», КПРФ, представители других оппозиционных сил. Однако и избирком, и суды отказались рассматривать многочисленные задокументированные нарушения. 

Вот только через несколько месяцев Столяров был арестован за коррупционные преступления. И в этом избирательном цикле астраханские чиновники вели себя куда более сдержанно, стремясь избежать новых скандалов и ударов по репутации. 

У коммунистов в парламенте Астраханской области будет пять мандатов по спискам и один – по одномандатному округу. И здесь «ЕР» обеспечила себе абсолютное большинство за счет одномандатников: 23 из 29. 

Еще одна проблема, наглядно обозначившаяся в Астраханской области, – это спойлеры КПРФ. В региональных выборах так называемые «Коммунисты России» не участвовали, а потому результат КПРФ по области на 3% лучше, чем на выборах в Госдуму. Но не будем забывать, что за «Коммунистов России» голосуют не только по ошибке. Это стало способом для граждан, разделяющих левую идеологию, но не удовлетворенных деятельностью КПРФ, продемонстрировать свои настроения. И тот факт, что «КР» заняли пятое место – сразу после парламентских партий, показывает серьезность таких настроений.  

Думается, что организации КПРФ по Нижегородской области полезно обратить внимание на важность и результативность (пусть иногда и отложенную по времени) радикальной борьбы за честные выборы. По многочисленным свидетельствам, в регионе на этот раз творился настоящий беспредел административного ресурса. «ЕР» улучшила результат с 43% до 53%, а процент КПРФ рухнул с 29% до 13,4%. Во всех 25 одномандатных избирательных округах победили кандидаты от «Единой России». Ей достанется 41 мандат. КПРФ получит 4 места в ЗСНО, ЛДПР – 3, «Справедливая Россия» – 2. 

«Нам удалось вскрыть факты подкупа членов участковых избирательных комиссий в Нижегородском и Советском районах Нижнего Новгорода и в городе Кстово. Наблюдатели были полностью отстранены от процедуры подсчета голосов. У нас есть видеопризнания нескольких председателей УИКов о проведенных фальсификациях», – утверждает в обращении к председателю ЦИК Элле Памфиловой кандидат по одномандатному избирательному округу №129 Денис Вороненков, призывая отметить результаты выборов. 

Нижегородская область – еще один регион, которому партия власти уделила особое внимание. Здесь всеми правдами и неправдами обеспечивалась победа на выборах в Госдуму по одномандатному федеральному округу «знаковому» кандидату Никонову. А политическая зачистка была устроена на всех уровнях. 

На экстраординарный разгул фальсификаций и реакция должна быть соответствующей. Лидер нижегородских коммунистов Владислав Егоров заявил, что для него дело чести добиться, чтобы все пойманные за руку нарушители понесли ответственность. Очень важно, чтобы такие утверждения не оставались просто словами. Не менее важно также проанализировать и понять, почему на этот раз власти так беззастенчиво использовали самые вопиющие нарушения. 

Необходимо проанализировать причины провала в Тверской и Липецкой областях, где позиции коммунистов ранее были традиционно сильны. На выборах в Тверское законодательное собрание КПРФ набрала чуть более 16% (было более 24,5%), уступив процент ЛДПР. А «ЕР» улучшила свои результаты с 39% до 46%. Впрочем, с учетом одномандатников (все 20 – единороссы), вообще можно не обращать внимания на другие партии: «ЕР» – 31 депутат, ЛДПР – 4, КПРФ – 3, «СР» – 2. В Тверской области (как и в Кировской) избирательная кампания во многом определялась сменой местной власти, на пост губернатора баллотировался врио Игорь Руденя, который и был благополучно избран. Собственно после того, как политическое поле для него зачистили, устранив под совершенно формальными предлогами кандидата-коммуниста Вадима Соловьева, никаких проблем у него и не могло возникнуть. Зато проблемы возникли у КПРФ, потому что зачистки вовсе не ограничились выборами губернаторскими. И опять партия продемонстрировала неготовность к жесткой (и не только юридической) борьбе. 

Абсолютное большинство мандатов – 46 из 56 в региональном парламенте Липецкой области получила «Единая Россия». Единороссы победили во всех одномандатных округах и набрали почти 54% голосов избирателей по партийным спискам. КПРФ получила лишь 13,5% вместо былых 23%. Коммунистов в парламенте теперь будет не 8, а всего 4, столько же, сколько депутатов от ЛДПР, потерявшей по сравнению с прошлым созывом один мандат. У «СР» – 2 мандата вместо былых 7. 

И вот что тревожит особенно. В отличие, например, от той же нижегородской организации КПРФ, сейчас активно ведущей борьбу за украденные голоса, пытающейся проанализировать итоги выборов и причины неудач, позиции липецких коммунистов не видно и не слышно – ни в местной прессе, ни на их интернет-ресурсах. 

Отдельного внимания заслуживают результаты выборов в регионах, где КПРФ не только имела сильные позиции, но какие-либо властные ресурсы. Как показывает российская политическая практика, отдельные, пусть даже высокие руководящие должности, не дают возможности противостоять системе фальсификаций в целом. Зачастую, как, например, это проявилось на думских выборах в Иркутской области, где «ЕР» год назад проиграла губернаторские выборы коммунисту Левченко, власти всеми способами стремятся взять реванш. При этом такая причастность к власти и опыт прежних побед у парторганизаций порождает некую успокоенность, а у граждан, напротив, – разочарование: мол, выбрали коммунистов, а жизнь все равно тяжелая. Не с этим ли связано, что впервые за последние годы «ЕР» обошла КПРФ в Новосибирске? 

Конечно, невозможно построить социализм в отдельно взятом городе или области. Но психологически такие претензии вполне объяснимы. Так что в «красных» регионах готовность к борьбе требуется ничуть не меньшая, чтобы удержать позиции. Иначе и здесь ждут поражения. 

Именно так можно расценить 23% за КПРФ в Орловской области – на 9% меньше, чем пять лет назад. В Орловском областном совете народных депутатов «ЕР» получила 34 места, КПРФ – 6, ЛДПР – 5, «Справедливая Россия» – 3 места. Еще два мандата достались самовыдвиженцам. Таким образом, можно сделать вывод: проведение в регионе крупных экономических форумов и других мероприятий в формате тех, что активно использует для агитации и пропаганды действующая власть, для оппозиции серьезного пропагандистского эффекта не имеет. Даже если регион, как в Орловской области, возглавляет выдвиженец КПРФ. Хотя бы потому, что для такого эффекта необходимы еще и федеральные каналы телевидения. Иллюзия власти может оказаться куда опаснее, нежели явное и жесткое противостояние. 

Но что же делать? Прежде всего не забывать, что итоги выборов зависят не от двух-трех месяцев избирательной кампании, а от каждодневной работы партии и ее активистов. А значит, не списывать неудачи исключительно на происки властей. Невнятность позиции, отказ от активной протестной деятельности, надежды (искренние или не очень) на некое социальное партнерство с властью, расчет на то, что с ней можно «договориться по-честному» непоправимо бьют по авторитету КПРФ как оппозиционной силы. И выборные проценты здесь далеко не главное – они, скорее, следствие, внешнее свидетельство влиятельности и дееспособности партии на самых разных направлениях, не только парламентских. 

Контрпродуктивна также имитация борьбы и протестов для галочки. Скажем, несколько региональных акций против выборных фальсификаций, на которые вышли по 15–20 человек, производят тягостное впечатление и вольно или невольно играют на руку фальсификаторам: вот, мол, какая жалкая горстка недовольных. 

Что же касается вопросов, поставленных непосредственно выборами, сейчас (особенно после того, как и в Госдуму вернулись одномандатники), как представляется, самое важное – объяснить и себе самим, и избирателям, зачем коммунисты идут в законодательную власть, что там могут сделать для граждан, находясь в подавляющем меньшинстве. Ну и, конечно, не только объяснять, но и проводить свою линию. А будут у партии настоящая массовая поддержка и влияние, появятся и возможности для смены правящего курса. В том числе и с помощью избирательного бюллетеня. 

* * *

Приглашаем наших читателей  поделиться своими наблюдениями за избирательной кампанией, обсудить итоги выборов, причины неудач КПРФ и способы их преодоления, задуматься об эффективной стратегии и тактике в сложившихся условиях.

Екатерина ПОЛЬГУЕВА 

Поиск по сайту
Меню
Реклама на сайте
Архив новостей
Реклама на сайте

Реклама на сайте







Архив сайта
Информация
www.home-4-homo.ru © 2016 Copyright. Все права защищены.

Копирование материалов допускается только с указанием ссылки на сайт.
   
rss